Конец эпохи ограниченной ответственности по долгам бизнеса

Станислав Солнцев, управляющий партнёр

30 июля 2017 года вступили в силу изменения в Закон о банкротстве, которые расширили понятие «контролирующих лиц» и установили новые основания для привлечения недобросовестных владельцев и руководителей бизнеса, финансовых директоров и бухгалтерских работников по долгам организации.

Станислав СОЛНЦЕВ, управляющий партнер юридической фирмы «Солнцев и партнеры»

Сегодня расскажем о типичных рисках для недобросовестных владельцев бизнеса и одновременно новых возможностях для взыскания долгов с таких фирм и их руководства.

Когда трава была зеленее, а солнце ярче

Ответственность в большинстве видов коммерческих юридических лиц была ограничена лишь тем имуществом, которое было внесено для оплаты доли в уставном капитале. Существовали долгое время общества с дополнительной ответственностью (ОДО), однако особой популярности не снискали и были около года назад превращены законом в обычные ООО. Акционерные общества также не предполагали, что владельцы отвечают по долгам общества. АО и ООО как наиболее массовые формы ведения бизнеса и будут предметом этой статьи.

С момента существования современного Гражданского кодекса России, т. е. с 1 января 1995 года, существовало правило, что материнское общество отвечает по долгам дочернего:

  • по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных указаний основного, если это основное общество имеет право давать обязательные указания дочернему;
  • субсидиарная ответственность по долгам дочернего общества применяется, если по вине основного общества наступило банкротство дочернего.

Других способов привлечь к ответственности владельцев бизнеса по долгам попросту не было. С 1 сентября 2014 года вступила в силу новая статья 53.1 в ГК РФ, которая положила начало снятию «корпоративной вуали» с бенефициаров компаний, т. е. контролирующих лиц, которые определяют волю контролируемых ими компаний, и создала законную возможность взыскания с них убытков, причиненных по их вине юридическому лицу. При этом привлечение контролирующих лиц возможно по долгам как коммерческих, так и некоммерческих юридических лиц, но не граждан, в т. ч. в статусе ИП.

Кто виноват в том, что ограниченной ответственности больше нет

Ответ прост и очевиден: сам бизнес, который начал изобретать недобросовестные практики ухода от оплаты долгов, используя формально законные и полузаконные способы. Собственники бизнеса используют следующие недобросовестные методы:

  • «бросание» фирмы;
  • переоформление компании на номинальных владельцев;
  • перевод бизнеса на новое юридическое лицо;
  • «переезд» компании в другой регион;
  • «альтернативная ликвидация» через присоединение к другой компании с последующей ликвидацией или без;
  • неуведомление кредиторов при добровольной ликвидации компании.

 

Как было раньше

Владелец бизнеса, понимая, что у него нет денег или желания расплачиваться по долгам, использовал один из методов, описанных выше, – риски и расходы были минимальны, а ответственности как бы и нет. Кредитор взыскивал долг через суд, а к тому моменту фирма уже была брошена – на ней уже или никогда ничего не было. Она была прокладкой или попросту операционной компанией, у которой ничего не было, кроме товара в обороте, который также выводили оперативно, как и деньги, в «сейфовые» компании, т.е. компании где аккумулировалось имущество, или в компании для получения прибыли.

К моменту начала исполнительного производства имущество было выведено, приставы работали и работают не очень эффективно, поэтому шансы что-то получить у взыскателей обычно малы. Обеспечительные меры арбитражные суды по обычным долговым спорам без доказательств, что имущества скоро не будет и «вот-вот оно уже продается на Avito», выносят крайне неохотно в отличие от районных судов.

Через несколько месяцев, а иногда и лет вы получаете судебное решение и исполнительный лист, идете к приставам, которые дают уже мифической фирме время для добровольного исполнения, иногда забыв отправить такое постановление должнику. Проходит пару месяцев, которые даются приставам на совершение исполнительских действий, но иногда ничего уже нет, а порой пристав просто «забыл» о вашем деле, если вы ему регулярно не напоминали.

Принцип ответственности по долгам фирмы: отвечают виновные в еще больших долгах и не подавшие заявление о банкротстве, а также те контролирующие лица, которые не смогли доказать, что в долговой проблеме фирмы нет их вины.

Не многие знают, а приставы редко просят руководителя должника предоставить сведения о своей дебиторской задолженности – обычно это единственное, что остается у фирмы-должника. При этом не всегда фирма находится в вашем регионе, а руководитель – прежнее и реальное лицо. Вместо руководителя «работает» зиц-председатель, говоря на профессиональном языке – «номинал», который не в курсе, в скольких сотнях фирм «руководит и владеет».

Если сумма больше 100 тысяч рублей (а сейчас 300 тысяч рублей), вы можете подать заявление о банкротстве такой фирмы. Но процедура эта не самая дешевая, если не знать правила работы на этом рынке. Входной билет обычно стоит 30 тысяч рублей в месяц на зарплату арбитражного управляющего и стартовые расходы примерно в 16-20 тысяч рублей, которые придется нести кредитору как инициатору судебного дела. Найдет ваш арбитражный управляющий деньги или продаст имущество – вернутся деньги, и можно будет рассчитывать на то, что арбитражный управляющий не будет просить денег у вас.

Но если у вас таких должников с десяток, а средние суммы по 300-400 тысяч рублей? Ведь не всегда бывает выгодно банкротить, можно потратить много денег, а гарантий возвратности денег никто не даст. К тому же обычный предприниматель не может сам понять без профессионального юриста в сфере долгов и банкротства, выгодно ли банкротство инициировать либо лучше заниматься приставами, либо попросту бросить это безнадежное дело?

Обычно раньше все заканчивалось тем, что велось исполнительное производство, представляющее собой весьма часто «сизифов труд», когда вы боретесь не с должником за его выведенное имущество или его юристами, ссылаясь на руководящие Пленумы Верховного суда, а с системой работы Федеральной службы судебных приставов. Система чаще всего побеждала или вы просто уставали бороться с ней. Все заканчивалось тем, что вам выдавался акт о невозможности взыскания и вы уходили на полгода ожидать своего нового «звездного часа», когда снова можно будет предъявить исполнительный лист приставам. В иных случаях процесс зависал на годы, не давая заметного результата.

Субсидиарная ответственность контролирующих лиц

Это так называемая дополнительная ответственность третьего лица, в т. ч., но не обязательно формально независимого, когда основной должник не в состоянии рассчитаться со своими долгами, а это третье лицо в силу определенных требований закона и своего недобросовестного или незаконного участия в деятельности должника обязано исполнить такие обязательства за должника.

По своей сути привлечение виновных лиц к ответственности по долгам идет несколькими родственными, но не идентичными способами:

  • в виде убытков, причиненных компании, в которой вы имеете долю в уставном капитале (акции), за незаконные и недобросовестные действия контролирующих лиц, в результате которых вы лишились капитализации бизнеса, прибыли в компании или дивидендов, произошло причинение ей иного ущерба (косвенные иски);
  • взыскание убытков с контролирующих лиц, которые действовали неразумно и недобросовестно;
  • в виде убытков за необоснованную подачу заявления о банкротстве или необоснованное признание (неоспаривание) сомнительных требований кредиторов;
  • привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ) в рамках банкротства или после его завершения в случае недостаточности имущества по вине таких лиц.

С 30 июля 2017 года сильно расширено понятие «контролирующие должника лица» для исключения возможностей ухода от ответственности реальных бенефициаров должника, виновных в причинении ущерба кредиторам.

Контролирующее должника лицо (КДЛ) – это то лицо, которое имело возможность давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Когда лицо считается контролирующим:

  • являлось руководителем организации или ее управляющим, членом исполнительного органа, ликвидатором, членом ликвидационной комиссии должника;
  • имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами:
  • распоряжаться 50 % и более голосующих акций (долей);
  • имело более 50 % голосов в общем собрании участников юрлица;
  • имело право назначать (избирать) руководителя должника;
  • извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения менеджмента банкрота.

Субсидиарная ответственность наступает только тогда, когда в результате поведения (действий) ответчика должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности по налогам и подобным платежам вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица.

Типичные случаи, когда руководитель несет субсидиарную ответственность по долгам компании:

  • в случае неподачи или несвоевременной подачи заявления о банкротстве в течение 30 дней с момента, как ему стало известно о признаках банкротства;
  • аналогично для ликвидатора, однако ему дается лишь 10 дней на подачу такого заявления.

Наличие кредиторской задолженности не обязывает руководителя обращаться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Показатели, по которым эта обязанность наступает, должны объективно отображать наступление критического для общества финансового состояния, создающего угрозу нарушений прав и законных интересов других лиц.

Участники ООО (АО) также несут ответственность по долгам фирмы, если не проведут общее собрание и не потребуют от руководителя компании подать заявление о банкротстве. При этом если это после не сделает руководитель, то ответственность несет уже только руководитель.

Руководитель и участники несут ответственности лишь по долгам, которые возникли после того момента, когда они должны были подать заявление. Суть этого требования в том, что закон требует не увеличивать размер долгов и сразу идти на банкротство.

 Отвечают по долгам не только владельцы

К ответственности привлекается не только директор – как лицо, которое должно организовать ведение бухгалтерского учета и хранение документов, как это было ранее, но и лица, которые обязаны этот учет и хранение вести непосредственно (бухгалтеры и/или юрисконсульты, и/или иные лица в части своей компетенции).

Условия привлечения к субсидиарной ответственности: документы бухучета и/или отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения или признания должника банкротом:

  • отсутствуют или не содержат обязательной и необходимой информации;
  • либо указанная информация искажена.

Обязательные последствия: существенно затруднено проведение банкротства, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

 

Субсидиарная ответственность руководителя за привлечение к налоговой, административной или уголовной ответственности

Отвечает руководитель должника в период совершения должником или самим руководителем административного, уголовного или налогового правонарушения, а также иное КДЛ.

Условия: если штраф за такое нарушение более 50 % от общего размера требований кредиторов третьей очереди, включенных по основной сумме задолженности.

Как директор может обосновать отсутствие вины за убытки:

  • указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.);
  • представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным.

 

Простые советы руководителям

  1. Не стоит держать на балансе фирмы просроченную задолженность. Такую задолженность необходимо либо погашать, либо реструктуризировать (рассрочка или отсрочка, перекредитование), либо оспаривать в судебном порядке.
  2. Подтверждение фактов несогласия с долгом.Если вы не согласны с долгом кредитора, обязательно напишите ему претензию, в которой будет изложена ваша позиция. Обязательно сохраните это письмо и доказательства его отправки.
  3. Не игнорируйте вступившие в законную силу решения судов и акты проверяющих органов. Своевременно принимайте меры для решения сложившихся проблем.
  4. Просите судебную рассрочку или отсрочку, чтобы избежать введения процедуры банкротства.
  5. Всегда имейте обоснование причин заключения сделок с КДЛ, сделок на нерыночных условиях, в особенности, приводящих к фактическому прекращению деятельности.

11 главных тезисов о субсидиарной ответственности

  1. Лицо, которое формально является КДЛ, может «сотрудничать» с конкурсным управляющим и судом («сделка для спасения») и сообщить о реальных владельцах компании, ее имуществе и получить взамен освобождение от СО.
  2. Расширен перечень обстоятельств, при наличии которых презюмируется вина КДЛ при невозможности полного погашения требований кредиторов.
  3. В размер СО контролирующего должника лица не включаются требования, принадлежащие этому лицу либо заинтересованным по отношению к нему лицам.
  4. Если признаки неплатежеспособности возникли у должника не в результате действий КДЛ, но впоследствии такое лицо своими действиями существенно ухудшило финансовое положение должника, данное лицо может быть привлечено к СО.
  5. Заявителю при подаче заявления о СО с минимально необходимой степенью достоверности потребуется обосновать, что ответчик действительно является КДЛ.
  6. Привлечение к СО теперь возможно на любом этапе банкротства, а также после его завершения, что позволяет не дожидаться конкурсного производства, когда у КДЛ ничего не останется.
  7. Увеличен срок исковой давности с 1 года до 3 лет для привлечения к СО, но не позднее 10 лет с момента совершения действий КДЛ, приводящего к СО.
  8. Прекращение деятельности компании больше не является финальной стадией расчета с налоговыми органам и кредиторами.
  9. Суд может арестовать имущество не только КДЛ, но и лиц, которых он контролирует.
  10. Кредиторы получили возможность взыскания денежных средств в свою пользу.
  11. Закреплено право обратного требования (регресса) КДЛ к банкроту в размере выплаченной суммы и такое требование удовлетворяется после всех других требований, причем не только включенных в реестр, но и «зареестровых».

Специально для журнала «Компании», октябрь 2017 г.

You can leave a response, or trackback from your own site.
Google+