Котелок не сварил: Производитель котлов против владельцев патента

Участвующие лица

А.Н. Брагин, В.А. Бардокин – владельцы патента на индукционные нагреватели текучих сред, истцы

ООО «Промышленная компания» — производитель и продавец котельного оборудования из г. Бийска Алтайского края, ответчик (клиент)

Юристы: Станислав Солнцев, управляющий партнёр, и Алексей Козырев, патентный поверенный, руководитель Алтайского офиса ООО «Солнцев и партнеры»

ООО «НПП ТермоТех» — лицензиат, владеющий правами на патент А.Н. Брагина и В.А. Бардокина, третье лицо

Претензии

А.Н. Брагин и В.А. Бардокин требовали у ООО «Промышленная компания» выплаты компенсации в размере 12 млн рублей и возмещения судебных издержек в размере почти 537 тыс. руб. за незаконную, по их мнению, реализацию продукции, изготовленной по запатентованной истцами технологии производства котлов.

Фабула дела

В 2016 году А.Н. Брагин и В.А. Бардокин обратились в Бийский городской суд (Алтайский край) с исковым заявлением к ООО «Промышленная компания». Согласно позиции истцов, ответчик нарушил их исключительные права на интеллектуальную собственность, а именно патент на индукционные нагреватели текущих сред.

Нарушение, по мнению истцов, выразилось в двух сделках: поставке «Промышленной компанией» котлов в МБУ «Физкультурно-оздоровительный комплекс» 23 мая 2014 г. и реализации индукционного котла стоимостью в полмиллиона рублей ОАО «Ярославский завод дизельной аппаратуры» 8 апреля 2015-го. Истцы требовали взыскать с ответчиков компенсацию за нарушенное право и компенсировать судебные расходы.

Огромную стоимость иска в 12 млн рублей истцы обосновывали п. 2 ст. 1406.1 ГК РФ, в соответствии с которой правообладатель вправе требовать с ответчика не возмещения причиненного ущерба, а компенсации, размер которой может достигать двукратной стоимости права использования изобретения. Именно эту сумму и затребовали истцы, не сказав ни слова о якобы причиненном ответчиком ущербе.

Стоимость использования изобретения, положенная в основу расчета компенсации, определялась лицензионным договором, который А.Н. Брагин и В.А. Бардокин заключили с ООО «НПП «Термо Тех». Но никаких доказательств, что ООО «НПП ТермоТех» со своей стороны хотя бы раз исполнило этот договор, предоставлено не было – напротив, начиная с 2015 года у этой компании, в соответствии с данными ее бухгалтерского учета, не было ни имущества, ни денег. Более того, учредителями ООО «НПП ТермоТех» были сами Брагин и Бардокин, то есть лицензию за 5 млн паушального и 1 млн ежегодного взноса они продали, по сути, сами себе.

Вопросы вызывали и даты. Договор с ООО «НПП ТермоТех» был заключен 14 декабря 2014, но в него был включен пункт о действии соглашения задним числом – с 11 марта 2010. При этом зарегистрирован в Роспатенте контракт был значительно позже, спустя полтора года после подписания – 12 апреля 2016, то есть уже  после того, заметили якобы имевшее место нарушение.

Ответчик, который поручил представлять свои интересы юрфирме «Солнцев и партнеры», с исковыми требованиями не согласился. Во-первых, статья ГК, на которой истцы основывали свои требования, была введена в действие лишь в 2015 году. Согласно основополагающим принципам права, закон не имеет обратной силы, а значит, на контракт, заключенный в 2014-м году, эта норма никак не могла распространяться. Во-вторых, юристы заявили о возможности снижения «двукратной компенсации» со ссылкой на практику Верховного Суда РФ. Поскольку компенсация по нарушению патентных прав появилась относительно недавно, и подобных дел до сих пор были единицы, возможность снижения двукратной компенсации была использована по аналогии с другими нарушениями интеллектуальных прав.

Кроме того, целый ряд обстоятельств наводил ответчика на мысль о злоупотреблении правом авторами патента:

  1. истцы заключили лицензионный договор «сами с собой» и не предоставили никаких доказательств причиненного им ущерба.
  2. в якобы заключенных контрактах была серьезная путаница с датами.
  3. к моменту судебного разбирательства ООО «НПП ТермоТех» находилось в стадии ликвидации, а затем и полностью ликвидировалось.
  4. денежные средства за использование патента передавались наличными в кассу фирмы, а суммы и сроки их передачи вызывали подозрение, что деньги выдавались «по кругу» — от участников фирмы как займы и обратно возвращались им же как платежи за патент. Все это создавало ощущение, что истцы намеренно завысили суммы в лицензионном договоре на патент, чтобы затребовать неадекватно высокую компенсацию.

Кроме того, истцы потребовали более полумиллиона рублей в качестве компенсации судебных расходов. Причем примерно 97% общей суммы составляли затраты на производство и поставку в Ярославль другого котла, который якобы должен был заменить «контрафактное» оборудование, проданное ответчиком. Эти издержки истцы пытались выдать за сбор доказательств по судебному делу.

Юристы «Солнцев и партнёры» с такой постановкой вопроса не согласились:

  • затраты на поставку котла явно не относились к категории судебных,
  • предоставленные истцами документы о несении расходов на оплату юриста не подтверждали, что расходы были понесены именно по этому делу, была путаница в суммах, оплата вносилась наличными в кассу юристов, но приходный кассовый ордер не полностью соответствовал заключенному договору, расходы на командировку юриста так же не были надлежаще оформлены.

В декабре 2016 года Бийский городской суд принял во внимание большинство доводов ответчика и удовлетворил иск А.Н. Брагина и В.А. Бардокина лишь частично, снизив сумму компенсации в 24 раза: с 12 млн до 500 тыс. рублей. Кроме того, исковые требования были удовлетворены только на 4,17% от заявленных, поэтому судебные издержки с ответчиков были взысканы в той же пропорции. Они составили 2802 рубля, 1017,48 рублей расходов на нотариальное заверение сайта и 5 тысяч рублей на представителя. Во взыскании остальных расходов было отказано.

В июне 2017 года это решение закрепил Алтайский краевой суд, решение которого вступило в законную силу.

Результат для клиента

Сумма компенсаций для клиента снижена на 11,5 млн рублей, а возмещение судебных издержек – более чем на 500 тыс. рублей. Готовится заявление о взыскании с истцов 95,83% судебных расходов, понесенных ответчиком.

You can leave a response, or trackback from your own site.
Google+